Как Хэллоуин пришел в Россию

31.10.2017
Комментарии к записи Как Хэллоуин пришел в Россию отключены

1480145869

Хеллоуин появился у нас в начала 1990-х, когда россияне думали, что их чуть ли не взяли в Европу и надо перенять и культурные традиции. К тому же почти все образцы брали из иностранных кинофильмов, особенно американских: атрибутику, костюмы, традицию выпрашивания сладостей детьми и, самое главное, повсеместное употребление так называемых Jack-o’-lantern, то есть «масок Джека» — вырезанных из тыквы страшных голов, внутрь которых помещалась свечка.

Вначале Хеллоуин у нас праздновали отдельные «продвинутые» семьи, но, когда в органах образования толерантные чиновники, руководствуясь принципом «чем бы дитя ни тешилось», решили, что Хэллоуин может стать еще одной зачетной галочкой в плане воспитательной или внеклассной работы, праздничек вышел уже на всероссийскую школьную арену и стал чуть ли не обязательным. Родители стали шить костюмы,  а учителя придумывали оправдания происходящему: от необходимости глубже знакомиться с традициями англосаксонских народов исключительно с целью глубокого проникновения в изучение того же английского языка до обыденного «Почему бы и нет? С детьми надо же как-то работать».

По сути праздника было известно крайне мало. Якобы по западной христианской традиции «канун Дня всех святых традиционно считается единственным днем в году, когда духи умерших могут вернуться на землю». А чтобы они не утащили ребеночка вместе с собой в преисподнюю, его следует одеть, как врага рода человеческого.

Дети любят переодевания, страшилки, и, конечно, пугать друг друга. Тут же все было совершенно официально, так что радости не было предела. Правда, с англосаксонской традицией просить конфеты ничего не получилось: праздник не был национальным по своей сути.

Но тут вмешался отечественный общепит: рестораны стали предлагать различные акции для взрослых. Однако такие места посещают проценты от общего населения России, поэтому заметного влияния на развитие Хеллоуина общепит не оказал. Однако то там, то сям на голубых экранах приходится видеть какие-то действа, посвященные иноземному празднику. Причем ведущие ничтоже сумняшеся говорят о нем как об истинно народном, тысячелетнем торжестве. Но нашим многим телепродюсерам дай волю, и они из чего угодно устроят шоу.

Хеллоуин — типично кельтский праздник, и до сравнительно недавнего времени он праздновался только в Шотландии и Ирландии. Историкам не удалось найти упоминаний о нем в письменных источниках до 1556 года. Судя по всему, Хеллоуин родился где-то на пороге X–XI столетий и явился итогом некоего полуязыческого взаимопроникновения католического Дня всех святых и древнего кельтского осеннего праздника Самайн. Смысл действ и ритуалов Хеллоуина — успокоение мертвых, а тыквы-фонари придумали для «облегчения» мертвецам поиска путей в чистилище.

Так бы и сошел на нет сей кельтский праздник, но в конце XIX — начале XX веков появился кинематограф со своими ужастиками. Всякие сбежавшие откуда-нибудь мумии и многочисленные Франкенштейны стали образцами для создания костюмов участников формирующегося праздника. Специалисты утверждают: Хеллоуин стал формироваться в США в современном виде исключительно после 1900 года. Он довольно быстро развился по одной простой причине: бизнес решил, что на этом можно хорошо заработать. Так, только общие доходы от продажи костюмов составили в 2005 году $3,3 млрд, а в 2006-м — $4,96 млрд. И праздничек стал «экспортироваться» вначале в англосаксонские страны, попав прежде всего в Британию, где о нем до XX века знать не знали. Потом он перекочевал в страны, связанные с США сильными экономическими и культурными связями. Например, Япония сейчас наиболее «продвинутая» страна в мире в плане празднования этого «демонического» торжества, тем более что в нем нашли отголоски и некоторые чисто японские традиции.

Христианские священники США и Великобритании смотрят на Хеллоуин сквозь пальцы, как на шутку. Но, думается, они просто хорошо знают свою паству: глубоко сидящее в англосаксонских и кельтских народах пристрастие к «мертвому миру», по их мнению, дает выход этой энергетике. Другое дело российские священники. Они-то относятся к подобным вещам крайне негативно, опять же зная свой народ. Любовь к миру мертвых никогда не характеризовала славян вообще и русских в частности. Кстати сказать, бОльшая любовь англосаксов к Рождеству Христову, нежели чем к Пасхе, которую все славянские народы, православные ли они, или католики, или протестанты, справедливо считают главным христианским праздником, тоже объясняет многое. Для ментальности англосаксов Рождение Богомладенца — чистый, абсолютно понятный и позитивный праздник, символизирующий начало нашего Спасения в жизни этой и в вечной. А вот Пасха, когда убитый, но воскресший Христос вывел всех грешников из ада, «смертию смерть поправ», не то чтобы непонятна, но менее комфортна только потому, что связана со смертью. А смерть — это что-то всегда страшно-мистическое для этих народов.

Священник Михаил Дудко отмечал: «Хеллоуин символизирует победу над Христом, а также, как и другие аспекты современной поп-культуры, проповедует патологическую агрессию». Причиной подобного он назвал ошибки либерализма англиканской церкви. А председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин справедливо указал на так называемую безобидность и шутливость Хеллоуина: «Ритуалы, связанные с этим днем, с детства приучают людей к тому, что нужно отдавать злу какую-то дань, примиряться с ним, даже сотрудничать, вместо того чтобы бороться со злом и решительно отвергать его, как учит Русская православная церковь».